На днях Егору Никифоровичу удалось побеседовать с российским голосом снукера Владимиром Синицыным и задать несколько интересных вопросов. В итоге всё вылилось в большое интервью, в котором успели поговорить обо всём.

Закончился уже второй рейтинговый турнир нового сезона – на International Championship Трамп одержал безоговорочную победу. После чемпионата мира заговорили о том, что началась эпоха Джадда. Вы согласны, что его доминирование – на долгие годы?

Победа Джадда на Чемпионате мира была очень убедительной, и создалось впечатление, что конкурентов у него сейчас нет – настолько высок уровень его игры. Победа на International Championship – еще одно подтверждение, что Трамп находится в прекрасной форме и психологически готов. Предположить, что он будет доминировать можно. Но не уверен, что это продлится много лет. На мой взгляд, вот-вот настанет пора талантливых китайских снукеристов. Да и я не считаю, что Селби слабее Трампа. Очевидно, в игре у Марка сейчас кризис. Но, мне кажется, этот сезон он может провести на хорошем уровне. И кто в таком случае победит: Селби в своей оптимальной форме или Трамп на пике готовности, я не знаю. Так что не будем безоговорочно отдавать все турниры Джадду. Сам он, правда, сказал, что теперь будет выигрывать любой турнир, в котором примет участие. Но это просто невозможно – слишком высокая конкуренция в снукере на данный момент.

Как считаете, успешное выступление Шона Мерфи на International Championship говорит о его возвращении на высокий уровень?

Шон Мёрфи — высококлассный игрок. Его проблемы связаны с тем, что он не определился с оптимальной стратегией ведения матчей. Вроде, пора бы убедиться в том, что в наше время невозможно выигрывать одной атакой и бесстрашным применением дальних ударов. Это может сработать в двух-трёх матчах, но сохранить точность в сложных ударах и безупречную серийность сложно даже на протяжении одного турнира, не говоря о части сезона.

Вы отметили китайских снукеристов. Бинтао, Синьтун, Хаотянь, Хунхао – о потенциале этих игроков говорят уже несколько лет. Янь на первом же турнире в сезоне одержал победу. Чего Вы ждете от нового сезона и, в частности, от китайских снукеристов?

Да, состоялась победа Бинтао, но это далеко не всё. В Китае есть ребята, которые могут играть еще лучше, чем те, которых вы назвали. Не знаю, сколько им понадобится времени, чтобы выйти на лидирующие позиции. Возможно два-три года. Перед началом сезона я говорил, что в этом году мы увидим победы кого-нибудь из нового поколения. И получилось, что первый же турнир, Riga Masters, выиграл Бинтао. Теперь могу лишь сказать, что это не последняя победа плеяды молодых китайских игроков. Сейчас вообще в снукере чудесное время: ветераны еще сильны, а молодые снукеристы играют все лучше. Поэтому от нового сезона я жду напряженной борьбы. Самое главное, чтобы наш интерес к снукеру не проходил.

Кстати о Riga Masters: за шесть лет, что проводится турнир, наверняка происходили смешные или удивительные случаи, которые остались за кадром. Можете рассказать о чем-нибудь таком?

Случаев было очень много. И смешных, и серьезных. Как-то раз после сильной жары разразился ливень, разошлась крыша, и на один из столов начали попадать капли. Но за 40 минут организаторы всё уладили.

А в этом году было вообще очень серьезное происшествие. За три минуты до эфира проверка систем – все в порядке. Начинается эфир – не работает главная IT-линия. Хорошо, что есть запасная для таких мероприятий, но главная-то не работает. Звоним специалистами, они отвечают, что завтра все починят. Мы говорим: «Как это, завтра?», А у них договор: неполадки можно устранять в течение 24 часов. В итоге мы вышли на самое большое начальство, объяснили ситуацию, и через пару часов все наладили. Иначе последствия могли быть очень серьезными.

Что-нибудь смешное тоже всегда случается. Как-то раз Верхаас – всегда очень серьезный во время турниров – на афтерпати выхватил у меня зеленый пиджак с аппликацией шаров и стал танцевать, размахивая этим пиджаком. Такого Верхааса мы не видели никогда.

Но самое главное отличие рижских турниров – огромное количество гостей. Причем местных очень мало. Зато приезжают зрители со всей России, из самых разных городов, не только из Москвы и Петербурга. И из других стран тоже: из Беларуси, Украины, Прибалтики. Вокруг такие же любители снукера, все в прекрасном настроении, и это очень ценно. Белорусы, например, к Татьяне Вулластон подходят, общаются. В общем, атмосфера настоящего праздника, это здорово.

Фото из личного архива Владимира Синицына.

Вернемся к прошлому сезону. Что на чемпионате мира – 2019 Вас приятно поразило, а что разочаровало?

Трамп своим выступлением безоговорочно заслужил победу. Выиграл очень убедительно, даже сомнений никаких не было. Меня же приятно поразило то, что Джон Хиггинс в третий раз подряд вышел в финал. Это просто невероятно, учитывая, как неудачно складывался у Джона сезон, – он же вообще собрался уходить, если помните. Три года подряд играть в финале! Просто удивительно. Поразил, конечно, проигрыш Ронни. А кого это не поразило? Никто такого не мог предположить.

Вы лично знакомы со многими снукеристами. Может, Вы вспомните какой-нибудь разговор – забавный или поучительный? Можете каким-нибудь из них поделиться?

Знаком я со многими, это правда. И так получается, что это в основном ведущие игроки, потому что ротация большая, молодежь часто меняется. Но недавно мне удалось побеседовать с Мэй Сивэнем. Он постарше других китайских игроков, хорошо их знает, и я его спросил, кто из китайских тинейджеров выиграет первым. У Сивэня английский слабенький, и Юань Сыцзюнь, который рядом проходил, вызвался переводить. С его помощью мы поговорили, и Сивэнь уверенно заявил: «Янь Бинтао». Этот разговор происходил в первый день турнира в Риге. Потом мы стали с Сыцзюнем общаться. Такой веселый, классный парень, без всяких комплексов. И на турнире он выступил неплохо. Каждый раз, когда он шел на матч, я ему говорил: «Помни, ты мой герой!» С молодыми китайскими игроками тоже, конечно, общаюсь, но лучше знаком с ветеранами – с кем-то уже больше 20-ти лет.

Меня очень тронул один случай. Я тринадцать лет не виделся с Бинхэмом. Мы вместе играли на чемпионате мира в Новой Зеландии в 1996, а после этого не пересекались. А в 2009 я поехал на чемпионат мира по шести красным в Таиланд. И столкнулся там со Стюартом, мы поздоровались; он стоит, улыбается. Я его спрашиваю: «Хочешь сказать, что меня помнишь?». А он: «Конечно, помню!» Меня это очень тронуло. Стюарт – общительный парень. Мы с ним потом встретились в Глостере. Жили в одной гостинице. Он тогда проиграл, собирался уезжать. А мне нужно было на арену – там полчаса пешком, но шел небольшой дождик. И он предложил меня подвезти. Он тогда ездил на Q7 с номером «S I B 147» (прим. инициалы Стюарта)

А ближе всего я знаком со Стивеном Магуайром и Джоном Хиггинсом.

На каких профессиональных турнирах Вам удалось побывать в качестве зрителя? Какой турнир запомнился больше всего?

На самой арене редко удается побывать, потому что, вы же понимаете, у нас канал на сорока языках и посылать даже двоих комментаторов не все могут. Самое сложное – не визы, не дорога, не проживание. Самое сложное – арендовать комментаторскую кабину. Так что с тех пор, как я начал работать комментатором, редко куда езжу. Не так давно, правда, ездил на Shoot Out в Уотфорд.

А самый серьезный турнир, на котором я бывал – чемпионат Великобритании. Но это давно было, ещё до того, как я стал комментировать. Хочется съездить на чемпионат мира, на полуфиналы и финал. Такая возможность есть, и меня приглашали, но комментировать их тоже хочется. То есть, нужно выбирать – либо комментируешь, либо едешь на арену. Может, действительно стоит оставить все и съездить – все-таки чемпионат мира.

Как для вас изменился снукер после того, как вы стали его комментировать?

Я всегда себе говорил: я просто смотрю снукер в компании, я просто немного более разговорчив. Если воспринимать это только как работу, будет невероятно тяжело. Всё-таки проводить в эфире восемь, девять, десять часов – это очень большая нагрузка. Поэтому я сразу стал себя настраивать на то, что я не работаю, а просто смотрю и делюсь своим мнением. За это время снукер для меня стал практически всем. Я занимаюсь только снукером. Могу сказать, что на нашем пространстве других профессионалов кроме меня нет. Потому что я живу снукером, зарабатываю снукером. Ведь что значит – профессионал? Значит, род деятельности позволяет зарабатывать достаточно. Для меня снукер очень важен. Я каждый день о нем думаю, все время в курсе последних событий.

Вопрос, который интересует многих зрителей: как бодро комментировать максимально скучный матч?

Уровень комментатора часто виден по тому, как он ведет себя во время пауз в спортивных событиях. Вот классический случай: разбили заграждение и десять минут его меняют, а комментатор все это время должен зрителей чем-то занимать. Если скучный матч, я иногда начинаю шутить, и вдруг появляется хорошее настроение, особенно, если комментирую в паре. Тогда из скучного матча получается что-то более интересное.

Несколько лет назад отменили мисс при равенстве очков на столе и счёте, а теперь при такой ситуации возможность мисса вернули. В чем Вы видите логику этих изменений в правилах? Ведь даже Ян Верхаас сказал, что не понимает, зачем это правило меняли несколько лет назад…

Могу только присоединиться. И правильно сделали, что вернули. Тут смысл какой? Если в результате ошибки нужен кому-то снукер, значит он будет максимально лучше проводить удар. А если игрок отстает на 31 очко и понимает, что если он промахнется, будет 35, и мисса не будет. И у него остаётся возможность сыграть хитро, и он может потом выиграть без снукера. При каких-то вариантах была возможность схитрить, была возможность допустить фол, но не оказаться в ситуации, когда нужен снукер.

Не секрет, что недавно Вы вернулись с Камчатки. А какое самое лучшее место из тех, где Вы побывали?

Сейчас, конечно, я скажу, что Камчатка. Оправдались все мои ожидания: вулканы, гейзеры, медведи, Авачинская бухта, сплав по реке, рыбалки – и морские, и речные. Просто сказка. Конечно, путешествие это сложное, но незабываемое.

Лет тридцать назад у меня было путешествие по Арктике. Три недели летал на вертолете: Новая Земля, Северная Земля, Земля Франца-Иосифа, и на материк, и на буровые установки, и к коренным жителям. Арктика для меня была очень интересным местом. И еще Новая Зеландия, конечно. Мы сейчас с женой выбирали, куда поехать – в Новую Зеландию или на Камчатку. Решили на Камчатку. Все-таки в Новой Зеландии я уже был. И потом… Евгений Касперский, мы все его знаем – он не только глава фирмы, он еще и выдающийся путешественник. Где только не побывал! Он и заразил этой идеей на Камчатку поехать. «Камчатка – лучшее место на Земле для туризма», – его слова. Но когда он съездил в Новую Зеландию, то заметил: «Ну, может быть, Камчатка и Новая Зеландия». Так что и я так скажу: «Камчатка и Новая Зеландия. И ещё Арктика». В Арктике было невероятно интересно. Ты не просто смотришь на белые льды, ты очень многое узнаешь.

Фото из личного архива Владимира Синицына.

Вы много чего смотрите в Интернете, может, на Youtube?

Да, я вообще в Интернете больше времени провожу, чем перед телевизором. Телевизор в последнее время мало включаю. Смотрю в основном спорт: хоккей, теннис, биатлон. Фильмы хорошие. Но фильмы предпочитаю смотреть по рекомендации, просто так не люблю – можно легко разочароваться.

А на Youtube сегодня, например, я посмотрел несколько интересных шахматных партий. Пересмотрел все варианты шоу «Голос» разных стран на разных языках. И детские, и взрослые варианты. Мне нравятся исполнители из народа. Музыку я очень люблю. Жена – хороший знаток классической музыки, и меня приобщает. А мне разная музыка нравится. И, конечно, услышав Димаша впервые, я его всего переслушал, выдающийся певец. Иногда и что-нибудь веселенькое посмотрю – сценки из КВНа или Камеди, например.

А какая книга больше всего на Вас повлияла?

Знаете, в последнее время вообще читать стали мало. Я в юности много фантастики читал, обожал приключенческую литературу. Еще «Три товарища» Ремарка очень нравится. У меня есть два близких друга, и мы иногда себя так и называем – три товарища.

Когда россиянин станет чемпионом мира?

Россия, конечно, богата на таланты. Хорошие игроки вроде должны появиться. Сейчас лидеры – Каковский и Терехов. Но это не уровень мэйн-тура, не говоря уже о чемпионате мира. Боюсь, победы россиянина на большом турнире я уже не застану.

Я не раз говорил, что лет через десять в мэйн-туре появится наш игрок. Только это я уже десять лет повторяю. Теперь предположу, что случится это лет через пять. Хочется, конечно, но развивается снукер небыстро. Одно время энтузиазм был, по всей России снукер развивался, чуть ли не в 20-ти городах. Но в последние лет пять-семь все стоит на месте. Вот девушки наши, Сиротина и Нечаева, молодцы! Медали завоевывают, федерация довольна. Но в мужском снукере успехов у нас немного. И мэйн-тур пока нам не светит.

Ближе всего с нашего пространства к мэйн-туру был Андрес Петров из Эстонии…

Да. Ему не хватило совсем чуть-чуть. Андресу в финале нужно было обыграть Криса Тоттена из Шотландии, которого он в группе уже побеждал. Я видел тот матч. В финале его задавил груз ответственности. Он понимал, что фаворит, что должен выиграть. И вдруг что-то не пошло, и все расклеилось. Вот это был реальный шанс попасть в мэйн-тур.

Я Андреса хорошо знаю, и с родителями знаком. Его мама на турнир в Ригу приезжала, и мы с самим Андресом разговаривали. Это тоже опыт. Надо уметь держать удар. Он молодец в том плане, что не забывает про учебу, поступил в университет, все успевает. Но ту возможность он, к сожалению, упустил.

Одна из главных надежд – это Юлиан Бойко. Для своего возраста он показывает отличную игру. Но у него еще впереди те сложности, с которыми многие не справляются. Когда тебе становится 16-17 лет, открывается многое в жизни. Влюбляешься, девушки, потом какая-то взрослая жизнь, деньги. Карьеру Майкла Уайта, например, это и сгубило, но он сейчас откатился в рейтинге. Так что посмотрим. С Бойко мы несколько раз по телефону разговаривали. Его дядя Андрей Романов – комментатор. И по его просьбе мы несколько раз звонили Юлиану. Он еще теннисом очень увлекается. В общем, хотелось бы, конечно, чтобы он добился успехов. Сейчас ему 13, у него есть пять-шесть лет в юниорах, чтобы улучшить свой снукер. Пока его игра очень обнадеживает.

Кстати, на счет Майкла Уайта. Почему, на ваш взгляд, так сильно ухудшилась его игра?

На мой взгляд, всё дело в том, что Майкл не дружит с режимом. Я лично был свидетелем того, как он играл на аппаратах, потягивая пивко и куря сигареты. Ещё раз: это моё личное мнение.

Подписывайтесь на уведомления о новых публикациях на сайте и посетите нашу группу ВКонтакте. Если Вам понравилась статья, можете поддержать наш сайт.

6
Оставить комментарий

avatar
6 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
АлександрСветланаruslan147OlgaВалентина Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Андрей
Гость
Андрей

Спасибо за интересное интервью с интересным человеком!

Валентина
Гость
Валентина

Насыщенная, интересная жизнь, которой он делится и в своих репортажах. За это ему отдельное спасибо!

Olga
Гость
Olga

можно по разному относится к нашему гуру-комментатору, но без него было бы скучно…😁

ruslan147
Гость
ruslan147

Про российский снукер все верно сказанно. Какой чемпион мира или даже представитель России в мэйнтуре, если большинство даже не знают, что такое снукер…

Спасибо за огненное интервью в Владимиром Борисовичем! 🔥🔥🔥🔥

Светлана
Гость
Светлана

Я ему благодарна. По сути дела, это он лет двенадцать назад открыл для меня всю красоту снукерной игры. Можно сказать, подсадил на снукер

Александр
Гость
Александр

Егор, красавчик, хорошее интервью взял)
Спасибо