Майкл МакМаллан вместе со Стивеном Хендри вспоминают, как Стивен 20 лет назад стал чемпионом мира в седьмой раз, и не только это.

Когда Стивен Хендри стоял на величайшей снукерной арене, поднимая величайший трофей в свете прожекторов в последний раз, сцена не могла быть противоположней той, что была в один из серых дней в Борнмуте меньше шести месяцев тому назад.

После поражения от Кена Доэрти в финале 1997 года, которое прервало самое продолжительное царствование в истории Крусибла, и потери первого места в рейтинге в 1998 году, Хендри продолжил движение вниз по спирали, когда в первом раунде чемпионата Британии был разгромлен Маркусом Кэмпбеллом со счетом 0-9. Хендри по-прежнему горел желанием исправить ситуацию и завоевать седьмой титул чемпиона мира — в таком случае он бы побил рекорд современной эпохи Стива Дэвиса. Но это желание казалось как никогда далеким после того, как он не смог выиграть даже один фрейм у 73-его номера мирового рейтинга.

Само поражение Хендри не выглядело совсем уж шокирующим, но вот его масштаб без сомнения таковым выглядел. Кризис продолжился и дальше, когда Хендри до и после Рождества проиграл трижды подряд Тони Дрэго, которому Хендри не проигрывал в предыдущих 12 встречах.

Победу на чемпионате мира 1999 года Хендри редко вспоминают без упоминания этого поражения в Борнмуте, но вот то, что между этими событиями Хендри уже начал возвращаться в форму, вспоминают реже. А ведь Хендри уже в феврале выиграл Scottish Open, а через месяц — еще и Irish Masters. Сейчас Хендри вспоминает, что он и сам забыл, что вторую половину сезона он отнюдь не провалил.

«Я вспоминал те события, когда писал свою книгу, и ведь я действительно выиграл два турнира перед Шеффилдом, дошел до четвертьфинала и полуфинала, так что большинство игроков тура назвало бы сезон хорошим, но я всегда был своим самым жестким критиком и считал, что это был плохой сезон», — говорит Хендри. «Уже потом, когда я вспоминал те события, я осознавал, что некоторые сезоны в общем-то были не такими плохими. Просто я всегда равнялся на самого себя середины 90-х годов».

Стивен Хендри
Стивен Хендри с кубком Чемпионата мира. 3 мая 1999.

Путь в финал чемпионата мира у Хендри был отнюдь не простым. Уже в первом раунде ему пришлось отыгрываться с 7-8 в матче с Полом Хантером. Первая половина встречи с Джеймсом Уоттаной тоже была не из простых, но со счета 7-7 Хендри удалось взять 6 фреймов подряд. Четвертьфинал со Стивенсом получился довольно простым, но в полуфинале ему вновь пришлось делать решающий рывок в конце матча — Ронни О’Салливану он уступал 12-13, но выиграл 5 последних фреймов. Так Стивен попал в восьмой финал чемпионата мира за последние 10 лет.

Там его ждал Марк Уильямс. На пути в финал тот выбил двух последних чемпионов, Кена Доэрти и Джона Хиггинса. Уильямс выиграл все свои 6 финалов, в которых он к тому моменту сыграл, из которых 3 были против Стивена — включая легендарный финал Мастерса в 1998 году, который Уильямс выиграл на респоте в решающем фрейме.

«В финалах чемпионата мира обычно ключевую роль играла именно первая сессия, она позволяет заложить фундамент на оставшуюся часть матча. И в этот раз уверенное начало позволило мне избежать беспокойства за исход матча. Я был уверен за исход, видел, что я мог спокойно сохранять перевес. Я не мог сказать после матча, что победа далась мне легко, но вот что я победил спокойно, я сказать мог».

Хендри повел 5-1 в начале матча, и, хотя разрыв Уильямс сократил до 2 фреймов к концу сессии, Хендри смог выиграть и две следующие сессии, доведя счет до 15-9. В последней сессии Хендри выиграл первые два фрейма, после чего стало ясно, что его победа — лишь вопрос времени.

Слегка поугрожав увести часть славы у Хендри заходом на максимум, Уильямс все же не сумел сыграть непростой 12-й черный и, хотя сумел довести матч до последнего перерыва, взяв еще один фрейм, позволил в 29-м фрейме провести Хендри брейк в 88 очков, который оформил победу Стивена со счетом 18-11.

Присутствовавшие на том финале стали свидетелями уникального события в истории снукера, и это создало торжественную атмосферу во время послематчевого ужина и празднований, которые организовал спонсор турнира Embassy. Многие вообще не пошли спать в ту ночь, но пока люди вокруг Хендри праздновали, сам чемпион производил весьма скромное впечатление, сидя в углу комнаты в окружении близких.


Последний фрейм финала Чемпионата мира 1999 года между Стивеном Хендри и Марком Уильямсом.

«Я был утомлен после всего того, что мне пришлось пережить в сезоне, 0-9, три поражения от Дрэго, в целом плохая игра, и, наконец, возвращение. Я никогда не был сумасшедшим любителем вечеринок в любом случае, но тогда для меня было время размышлений и наслаждения моментом. В тот момент я чувствовал, что у меня с плеч упал груз, потому что у меня было ощущение, что я достиг всего, чего хотел».

Сейчас Хендри признает, что позволил себе слишком много удовлетворения установлением рекорда, что с того вечера он так больше не сможет вернуть себе концентрацию и целеустремленность и что он допустил ошибку, заявив сразу после матча, что он выполнил свое «последнее заветное желание» и что ему «больше нечего доказывать». Неумышленно он осложнил себе путь к возвращению во время дальнейших сложностей в карьере.

«Если ты осознаешь, что недостаточно много тренируешься, ты просто начинаешь тренироваться больше, но если ты уже заявил во всеуслышание про это, то у тебя уже навсегда есть оправдание на случай поражения, ведь ты можешь сказать «ну я уже заявил, что я все доказал».

Победа на чемпионате мира 1999 года принесла Хендри 31-й рейтинговый титул, но за оставшуюся часть карьеры к ним он сумел прибавить лишь 5. Турниры тройной короны он так выиграть больше и не смог, а к моменту завершения карьеры в 2012 году он не мог выиграть трофей в течении семи лет. С тех пор он периодически заглядывал на ветеранские турниры и даже намекал на возможное возвращение в тур, но сейчас считает, что он такой вариант больше не рассматривает.

«Нет, мне бы пришлось разбираться с проблемами с техникой, которые я описываю в своей книге. Сколько бы я ни играл, у меня все равно сохраняются психологические и физические проблемы, оказывающие влияние на мою технику, из-за которых я больше не могу играть так, как мне хотелось бы».

Когда карьера Хендри уже подходила к концу, он плавно перебрался от сукна в комментаторскую кабину, где осознал, что там у него тоже получается неплохо. Сейчас он является ключевой фигурой на BBC и ITV на всех их турнирах, даже несмотря на то, что он по-прежнему узнает что-то новое, глядя на современный снукер.

«Я узнал много нового, например, о построении серий, о разных ударах, о разных подходах к ним. Я думаю, что я начал понимать, насколько сложная все-таки игра снукер. Когда я играл сам, мне всегда казалось, что это просто, но именно со стороны ты видишь промахи и понимаешь, насколько непроста игра на высоком уровне».

«Я очень доволен тем, что сейчас делаю. Снукер — это по сути все, что я знаю, ну или точнее снукер — это то, что мне дается лучше всего, так что я всегда буду вовлечен в комментировании и других околоснукерных вещах. Мне бы очень хотелось оставить наследие после всего того, чего я добился в игре. Я не знаю, в чем именно это бы выражалось, может, какая-то академия или что-нибудь типа того, ведь что еще может служить доказательством моих успехов в снукере».

«Я не смог бы стать тренером, в том смысле, что я не способен объяснить людям, в какой именно им нужно быть стойке, как нужно наносить удар… Это не про меня. Я даже не способен понять, что изменилось в игре Ронни после его перехода на SightRight. Я такие вещи просто не различаю. Я не тренер».

«Может, это из-за того, что все это мне давалось само собой. Я считаю, что уметь тренировать — это особый талант, уметь разглядеть то, в чем другие ошибаются, поэтому не все могут этим заниматься, но в таких вещах, как психология, построение серий, стратегия на матч, я думаю, мне есть что предложить».

Подход Хендри к игре стал одним из тех факторов, который отличал его от других игроков в туре. Когда других игроков сдерживала боязнь проиграть фрейм, он видел это естественной частью игры, что позволяло ему выстраивать план на игру так, что он мог допустить поражение в каких-то из фреймов, если в конце это уже не будет иметь значения.

«В снукере все зависит от темперамента, о том, как ты способен справляться с неприятностями. Если ты вел в 50 очков, а соперник провел клиренс, тебе надо просто забыть этот фрейм и перейти к следующему. Не могу сказать, что мне самому это всегда давалось, но как правило, особенно на чемпионатах мира, я был способен понять, что это всего лишь один фрейм и что надо сфокусироваться на следующем».

После того, как практически все признали Хендри лучшим снукеристом в мире после его последнего титула чемпиона мира, за последние пару десятилетий Ронни О’Салливан сумел постепенно выстроить свое собственное наследие. И хотя Хендри говорит, что ему просто приятно, что его рассматривают на одном уровне с Ронни, он склонен считать, что именно он остается величайшим игроком в истории снукера.

«Ронни в свой лучший день способен творить чудеса, но в целом я бы не сказал, что другие игроки делали бы что-то такое, чего бы не делал я. Вспомните хотя бы семь сотен в финале чемпионата Британии или мои другие выступления в матчах».

«Я думаю, люди стали забывать, что Ронни довольно долго играл в эпоху моего доминирования. Они почему-то считают, что единственный игрок, которого я за свою карьеру обыгрывал, — это Джимми Уайт. Честно говоря, я никогда не смотрю свои матчи на ютубе, я и сам начинаю забывать, насколько я был хорош».

Мнения — это одно, а с фактами спорить трудно. Хотя некоторые из достижений Хендри стали досягаемыми, а некоторые — были побиты, наиболее значимый из них по-прежнему остается под полным контролем Хендри, ведь О’Салливан до сих пор выиграл лишь 5 титулов чемпиона мира к 43 годам. Фраза «рекорды существуют, чтобы их бить» точно не по душе Хендри. Стараясь изо всех сил ради того, чтобы получить статус величайшего игрока в Крусибле 20 лет назад, он вполне ясно выражает, что для него бы означало потерять этот статус.

«О, я был бы опустошен, да. Опустошен. Буду откровенен, я не могу сказать, что если Ронни выиграет 8 чемпионатов мира, мне будет все равно. Конечно нет».

Источник: журнал Snooker Scene, апрель 2018. Перевод: Николай Королев.

Вступайте в нашу группу ВКонтакте. Еще Вы можете поддержать наш сайт, за что мы будем очень благодарны, спасибо!

Больше интересный статей:

Вокруг света: снукер в Нидерландах
Первые титулы Марка Селби
Последний рубеж Алекса Хиггинса
Рекордная победная серия Ронни О’Салливана
Первый рейтинговый титул Джона Хиггинса
Явление дракона: как Дин Джуньху начал китайскую революцию

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о