«Все достигло дна». Как Митчелл Манн преодолевал ментальные проблемы

«Все достигло дна». Как Митчелл Манн преодолевал ментальные проблемы

Чемпионат мира по снукеру стартует в знаменитом месте в следующую субботу (20 апреля).

Между тем отборочные соревнования уже проводятся в Английском институте спорта Шеффилда. А 27-летний Манн — один из 128 игроков, которым необходимо выиграть три матча 19-фреймового отборочного раунда, чтобы заработать одно из 16 мест, зарезервированных на 32 человека.

Одна неделя, три матча, 30 выигранных фреймов отделяют Манна от возвращения на культовую сцену, на которой он выступал один раз, три года назад. Но Манн уже прошел довольно долгий путь, дабы вернуться сюда.

Путешествие вверх, вниз и затем обратно, которое привело его к темным местам в его борьбе с тревогой и депрессией.

Не сыграв ни одного матча на профессиональном турнире с декабря 2017 года, включая шестимесячный период, когда он даже не брал в руки кий, Манн вернулся — перезаряженный, восстановленный, с новой командой за плечами и чувствуя себя намного, намного сильнее.

Но только теперь, когда он вернулся обратно, он готов признать, насколько он был подавлен.

«Все достигло дна»

«Я ненавидел игру», — говорит он. «Я ненавидел себя. Я не хотел вставать с кровати. Я не хотел выходить из дома. Все достигло дна.»

«Я пил каждый день. Оглядываясь назад, это ужасно. Но только тогда, когда я осознал, что у меня есть проблема, и я могу признаться себе в этом, я смог бы что-то с этим сделать. Когда ты отрицаешь проблему, то ты не сможешь ничего поменять.»

«Это ужасное чувство. Я бы никому этого не пожелал. Но я доволен тем, как вышел из этого состояния с улыбкой.»

«Есть один значимый человечек в моей жизни — это моя пятилетняя дочь Эви Роуз. Именно она помогла мне выжить. Я видел, как сильно она любит меня и нуждается во мне. Мне нужно быть рядом с ней.»

«Еще мои мама и папа. Мне не приятно то, что втянул других людей в это.»

От футбольного поля до зеленого сукна

Долг Манна перед своими родителями Джеффом и Линдой восходит к первому разрушительному моменту в его жизни, когда его первая мечта стать футболистом была разбита болезнью, заставив его найти альтернативное спортивное занятие.

«Я только что записался в Бирмингемскую городскую академию», — рассказывает фанат, с детства болеющий за клуб «Aston Villa».

«Я был сражен болезнью костей (болезнь Легга-Кальве-Пертеса), которая означала, что я больше не мог играть.»

«Футбол был для меня всем в том возрасте. Все, что я когда-либо хотел делать. Я был раздавлен этим. Мне сделали операцию на бедре, но я больше не мог заниматься силовым спортом.»

«Однажды ночью я сильно заскучал дома, и поэтому мой отец отвел меня в местный снукерный клуб. Я сидел за маленьким столом для пула, но через окно заметил большой стол и захотел подойти к нему. Я мало помню об этом, но папа сказал, что я быстро схватывал все и зачистил стол.»

«Потом местный парень, Джон Картер, из Саттона Колдфилда, заметил меня, ему понравилось то, что он увидел, и он очень много времени тренировал меня. К сожалению, он ушел, но я должен поблагодарить его.»

«Он научил меня играть. Я не выиграл ни одного фрейма, но через месяц я начал выигрывать матчи. Именно тогда я понял, что хочу играть в снукер.»

Первым успехом Митчелла Манна в снукере стала победа на юниорском Pot Black в 2007 году. Он даже победил Джимми Уайта, шестикратного финалиста чемпионата мира, в Шеффилде в выставочном матче.

«Если бы это было где-то кроме Шеффилда, он бы выиграл», — шутит Манн.

«Это было невероятно волнительно, ведь я был таким молодым. Толпа была оглушительной, когда я играл с Джимми, с легендой, он один из величайших игроков в снукере. Тогда он был фантастическим парнем, впрочем как и сейчас. Кстати, даже сейчас он тратит на меня свое время. И он все еще напоминает мне, что я сделал тогда. Просто продолжай.»

Сначала для Манна это показалось простым плаванием. Он делил одного и того же тренера с тогдашним чемпионом мира Шоном Мерфи. У него был отличный спонсор в лице Джона Холкрофта, босса базирующегося в Тамворте производителя строительной техники Instarmac.

«Если бы не было того, что Instarmac вложил в меня на протяжении 12 или 13 лет, я бы не играл», — сказал Манн.

«Мой папа не мог идти в ногу с тем, чего это стоило. Но Джон заметил меня в клубе, где я начинал, оплатил вступительные взносы, и это позволило мне продолжать играть».

Так где же что-то пошло не так?

«Мучения от тревоги и депрессии — причина, по которой я не раскрылся», — признается Манн.

«Когда мое беспокойство отступает и я чувствую себя расслабленным, я не против сыграть с любым.»

«Но не имеет значения, насколько вы талантливы, если вы не вкладываетесь в тренировки, и когда играешь с лучшими в мире, это сразу проявляется.»

«Огромная доза уверенности необходима в любом спорте. Это величайшая из игр, когда ты классно себя чувствуешь. Но, если ты не уверен в себе, она может сожрать тебя.»

«Это все о том, как вы справляетесь с этими негативными мыслями. Это все о том, что делает из вас победителя. Умственная сила. Мы все умеем забивать шары, мы все можем играть, но есть нечто, что явно отличает определенных игроков.»

«Когда вы знаете, что отказались от всего этого, важно понять, что вы сделали неправильно, проанализировать и постараться не совершить ту же ошибку».

Митчелл вспоминает тот момент, когда впервые играл в Крусибле, и игра за соседнем столом закончилась и поднялся экран посередине. Это добавило половину вглядывающихся глаз, вызвав приступ тревоги, от которого он так и не оправился, продолжая безнадежно проигрывать.

«Отдельные одиночные виды спорта очень сложны», — признается он.

«Мысли блуждают. Те же мысли роются в твоей голове. И они имеют тенденцию быть негативными.»

«Мои жизненные ситуации не помогали у стола. Вредные привычки, сомнительные компании. Это не жизнь профессионального спортсмена, каковой надо жить.»

Более десяти лет у Митчелла Манна был один и тот же спонсор — фирма Tamworth Instarmac.

«Пиво в баре может помочь отстраниться от проблем. Но сколько бы я ни выпил пинт, на следующее утро проблема все еще была.»

«В конце концов, со всеми людьми, которые были вокруг меня, готовые помочь мне, было легко понять, каким путем идти. Я пришел к тому, что должен пойти в спортзал и сделать что-то полезное. Я сбросил лишний вес, невероятно».

Кроме того, у него есть новая команда менеджеров, Vision11.4Sports, которой руководит Ли Гортон из Шропшира, которая также присматривает за Рики Уолденом из Честера. И он работает со спортивным психологом и тренером по уверенности Мартином Перри.

«Раньше меня окружали такие люди», — сказал Манн.

«Но не по уровню знаний Мартина. Теперь, с новыми людьми вокруг меня, у меня есть шанс.»

«Я не из тех, кто заглядывает ему в рот. Но я думаю, что смогу зарабатывать снукером на жизнь, и это вдохновляет.»

«Я как боксер, возвращающийся на ринг. Без сомнения, я буду сырым на ринге, но я с нетерпением жду, когда в матчах буду чувствовать себя по-другому.»

Не желая сравнивать себя и самую большую звезду мирового снукера, он признает, что свидетельство битвы Ронни О’Салливана с самим собой помогло ему.

«Ронни в своей собственной лиге», — сказал он. «Он Месси или Роналду снукера. Каждый игрок признает это. Но мы схожи в вопросах, которые были у нас.»

«От этого у меня есть надежда. Он доказал, что можно справиться с этими отвратительными проблемами. Он вдохновляет.»

Источник: BBC Sport. Перевод: Александр Пименов.

Подписывайтесь на нас во ВКонтакте и Телеграме, чтобы не пропускать новые материалы. Еще Вы можете поддержать наш сайт, за что мы будем вам очень благодарны, спасибо!

Читайте также:

Ментальная сторона снукер
Марк Аллен — о психологических проблемах в своей игре. Его поддержал Ронни О’Салливан

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: