— Когда ты родился?

Я родился 27 октября 1989 года.

— Где ты сейчас живешь?

С 2014 года я живу в Берлине.

— Когда ты сдал свой первый экзамен по специальности рефери?

Это было в 2008 году. Больше, чем 10 лет назад. Невероятно.

— Как долго судишь матчи профессионального тура?

Впервые я был в качестве рефери на турнире Players Tour Championship в Брюгге в 2010 году. Я был одним из многих молодых судей, которые воспользовались реструктуризацией профессионального тура. Все эти новые турниры дали невероятные возможности в получении колоссального опыта.

— Можешь вспомнить свой первый матч в профессиональном туре?

Это был матч либо между Аланом Макманусом и Стюартом Бинхэмом, либо матч между Джеком Лисовски и бельгийским любителем Люком Хеирвегом. К сожалению, я никогда не записывал подобные вещи, о чем сейчас иногда жалею. Если честно, я бы хотел узнать немного личной статистики, но, вероятно, никогда о ней не узнаю. С другой стороны, некоторые мои коллеги очень интересуются своей собственной статистикой. Они знают точное количество сотенных серий, которое им удалось зафиксировать, или даже количество фреймов.

— Расскажи о первом матче, который транслировался по телевидению.

Это была встреча между Джаддом Трампом и Джеймсом Уоттаной на турнире Paul Hunter Classic в немецком Фюрте в 2011 году. Этот матч, довольно легко, мог стать моим последним. В какой-то момент мне пришлось остановить Джеймса в самую последнюю секунду во время подготовки к удару, потому что была не его очередь открывать фрейм. Джадд понял, что произошло. Он отнесся к этому спокойно. Кто знает, возможно, он сохранил мне карьеру.

— Есть ли рефери, на которого вы равняетесь?

В самом начале карьеры я понял, что нет такого понятия, как «идеальный судья». Есть небольшая группа судей, которых я считаю хорошими, и на которых я продолжаю равняться.

— Что в твоих карманах во время матча?

У меня есть два маркера для шаров, по одному с каждой стороны. А также австралийская момента в 50 центов для жеребьевки.

— Что больше всего нравится в профессии рефери?

Быть частью мэйн-тура — самая большая привилегия. Ты видишься и работаешь с большим количеством замечательных людей. Ты близок к игре, которую любишь. Мне также нравится, что я путешествую по местам, куда бы я, в любой другой ситуации, не попал. Это настоящая страсть, я люблю это.

— Самое сложное в профессии. 

Люди склонны верить, что рефери в снукере занимается только тем, что расставляет шары, объявляет счет и все. (Между прочим, правильно и точно восстановить позицию очень не просто, как кажется на первый взгляд.) На самом деле, мы выполняем большой объем работы, который обычный зритель не увидит или не заметит, —  за столом или за кулисами.

Когда матч судит опытный рефери, то его судейство выглядит непринужденным. Однако, в это время он проделывает сложную работу и мы стремимся стать такими. Особенно, когда происходит что-то необычное или то, что ты совсем не ожидал, — тут нужен опыт, чтобы справиться с ситуацией. Так или иначе тебе нужны подобные ситуации, чтобы стать лучше, потому что на них ты учишься. Конечно, не хорошо ошибаться и ты не должен это делать, но в этом отношении ошибки могут принести пользу, — в следующий раз ты их не совершишь. Поэтому, я думаю, что справляться с ошибками и с критикой иногда может быть довольно сложно.

— Какая твоя любимая арена?

В отличие от большинства, моя любимая арена — Barbican Center в Йорке (Марсель Эккардт несколько дней назад судил там финал Чемпионата Великобритании — прим. ред.). С точки зрения судейства, это идеальное место. Мне очень нравится работать там, потому что арена довольно компактная и нам предоставляют все, что мы попросим. Не поймите меня неправильно, я люблю работать в Крусибле, но только тогда, когда там остается лишь один стол, а не два. Без сомнений, начиная с полуфинальных матчей, эта арена — рай для рефери.

— Самое сложное правило, которому приходится следовать.

Свод правил предписывает нам следить за тем, какой шар был задет первым. В некоторых ситуациях это просто невозможно, потому что глаз человека может не уловить это. Особенно, когда шар был сыгран на высокой скорости. В некоторых случаях, даже после просмотра повтора, довольно сложно принять решение. А если это не ТВ-стол, то посмотреть повтор невозможно.

— Ты суеверный? У тебя есть талисман?

Нет. У меня нет, например, любимого маркера для шаров, который я бы всегда имел при себе, или что-то другое. Ведь что я буду делать, если потеряю его? Брошу работу? Я так не думаю. Как и все остальные рефери, я должен перед матчем выполнить определенные рутинные действия. Но это обычное дело, потому что я должен иметь гарантии того, что я что-то не упустил из виду.

— Какие планы на будущее?

Я бы хотел судить финал Чемпионата мира — это в моих планах. Я не считаю это, как само собой разумеющееся. Однако, если я буду делать то, что делаю, —  в один прекрасный день это случится, я верю в это. Не могу уже этого дождаться.

Я бы также хотел быть снукерным рефери на постоянной основе, чтобы иметь возможность зарабатывать этим себе на жизнь. Это моя большая мечта и я думаю, что она осуществима. Я хотел бы стать экспертом в этом деле и тренировать новобранцев. Я приложу все усилия, чтобы сделать это возможным.

— Тебя узнают на улице?

Да, в редких случаях. Кроме этого, обычно это происходит в снукерной или в бильярдной среде. Людям очень сложно узнать меня, если на мне нет вечернего костюма.

— У тебя есть хобби? Чем занимаешься вне снукера?

Вне снукера я увлекаюсь игрой в «девятку». Также мне нравится путешествовать по миру и открывать для себя новые места. Совсем недавно я путешествовал на автомобиле по западному побережью США. Это было прекрасное путешествие. Одна из лучших вещей, которые я когда-либо делал.

— Что посоветуешь тем, кто хочет стать рефери?

Есть большая разница между профессиональным рефери и тем, кто только сдал свой первый экзамен. Тебе потребуется приложить много усилий для того, чтобы тебя назначили судьей на какой-нибудь турнир мэйн-тура. Звучит жестко, но ты должен быть упорным и терпеливым, если хочешь достичь своей цели. Будь упорным, всегда слушай других людей, которые дают тебе советы и наставления. И всегда становись лучше, не смотря на полученный опыт. Лучшее, что ты можешь сделать, это наблюдать за другими судьями по телевидению во время матча и представлять, что это ты. Попробуй смотреть и задавать себе вопросы: «Где бы ты стоял сейчас?», «Где потом?», «Что делает игрок?». Уметь читать игру — большая часть нашей работы.

Источник: журнал Snooker Scene, декабрь 2018. Перевод: Фархад Садыков.

Подписывайтесь на уведомления о новых публикациях на сайте и посетите нашу группу ВКонтакте. Еще Вы можете поддержать наш сайт.

Читайте также:

Джон Хиггинс: «Я чувствую, что мое время в снукере подходит к концу»
Барри Хирн: «Медленная игра равносильна жульничеству»
Типичный выходной день Ронни О’Салливана

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о